И ЗАМИРАЮТ ЛЮДИ НА МИНУТУ ПЕРЕД ОГНЕМ ИСТОРИИ СВОЕЙ

Мы продолжаем экскурс в историю появления памятников в селах района, которая тесно переплетается с судьбами бойцов, захороненных в братских могилах. Борковцы чтят память павших на территории поселения солдат, гордятся своими земляками. Недавно в селе побывали родственники красноармейца Егора Ивановича Колупаева, который погиб в боях под Апухтино в июле 1942 года. И только сейчас, спустя столько лет, родные смогли приехать на могилу деда и прадеда.

И ЗАМИРАЮТ ЛЮДИ НА МИНУТУ ПЕРЕД ОГНЕМ ИСТОРИИ СВОЕЙ

Памятники — часть нашей культуры и истории. Их возводят в честь подвигов и за особые заслуги перед своей страной и её народом. Они символизируют мужество и отвагу, героизм советского народа, проявленные во славу Отечества.

Стоят обелиски

Памятник в Борках был установлен 9 мая 1968 года. На открытие приезжали воевавшие в этих краях ветераны и родственники погибших, пришли десятки людей из села и ближайшей округи. Этот момент запечатлён на снимках, которые хранятся в местном музее.

Памятник был изготовлен в Москве. В центре композиции — скульптура солдата, в полном обмундировании с винтовкой на плече. По обе стороны скульптуры солдата, возвышающегося на постаменте, в 1970 году выложены мемориальные плиты, на которых высечены имена погибших в годы Великой Отечественной войны защитников села, — 385 фамилий. В нише памятника заложена капсула с обращением к потомкам. Ее пока не открывали.

В 1976 году состоялось перезахоронение из братской могилы в Апухтино на мемориал в Борках. Несколько раз памятник реставрировали, обновили мемориальные плиты, изгородь. Последний раз в 2021 году в рамках федеральной программы «Увековечивание памяти погибших при защите Отечества на 2019-2024 гг.» К 9 мая 2022 года руководитель ООО «Борковский» Михаил Разинков выделил средства на подсветку. Даже в темное время суток монумент хорошо виден.

Как рассказал руководитель местного музея Дмитрий Борисов, на войну из  сельсовета были призваны 990 жителей, 480 погибли или считаются пропавшими без вести, поэтому поисковая работа продолжается.

Воевали 23 женщины, не все из них вернулись домой, в их числе Екатерина Борисова, Александра Грядунова.

В архиве редакции нашла фото Любови Михайловны Борисовой (в девичестве – Чвилева). Она прошла всю войну, была телефонисткой взвода управления командующего артиллерией дивизии. За форсирование Вислы награждена медалью «За Отвагу» (напомню, давалась за личное мужество). После войны вышла замуж за участника войны Михаила Борисова (дважды награжден Орденом Красной Звезды), родила двух сыновей. Их, к сожалению, уже нет в живых. Работала в лесничестве. Односельчане говорят, что была жесткой, серьезной, как и многие люди, прошедшие войну.

— Помню, как в День Победы, в конце 1960-х годов, в рядах мужчин — героев войны, стояла одна женщина. Это была Любовь Михайловна, — вспоминает руководитель музея Дмитрий Борисов.

Но живы ее внуки, живут в Москве.

Борковская земля гордится своими участниками войны, конечно, Героем Советского Союза Митрофаном Заикиным. Его бюст недавно установили в центре села. У бюста посажены розы.

Николай Мамонов родился в Борках в крестьянской семье. В 1940 году был призван в ряды Советской армии и прошел путь от курсанта до генерал-лейтенанта. В послевоенный период занимал должность заместителя командира батальона полка, дивизии, начальника бронетанковой службы военного округа. С 1980 года — первый заместитель начальника Главного бронетанкового управления Министерства обороны СССР! Был награжден орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны I степени, орденом Отечественной войны II степени, орденом Трудового Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени, многими медалями, а также орденами и медалями иностранных государств. Всю свою жизнь Николай Васильевич посвятил служению Родине. Скончался в 1964 году после продолжительной болезни.

Памятный знак погибшим за Победу

Во время Великой Отечественной войны юго-западные окраины нынешней Липецкой области были подвержены нападению врага. Село Борки оказалось на передовом краю фронта, здесь шли ожесточенные бои. На месте, где проходила линия фронта (поворот на Заречное) и где наши войска остановили противника, воздвигнут памятный знак воинам, защищавшим Тербунский район. Здесь увековечена память воинов 13-й армии Брянского фронта генерала Н.П. Пухова, 112-й башкирской кавалерийской 1-й гвардейской стрелковой, 15-й стрелковой, 55-й кавалерийской, 21-й горной кавалерийской дивизий.

Инициатором создания памятного места выступили представители районного молодежного парламента при поддержке местных властей. Идею строительства объекта одобрили многие руководители предприятий, местные жители, которые помогли в обеспечении строительными материалами и рабочей силой.

Торжественное открытие состоялось 27 января 2014 года, в день 71-й годовщины освобождения района от немецко-фашистских захватчиков.  Право открыть памятный знак предоставили труженице тыла Александре Павловне Чвилевой и ученику Борковской школы Алексею Хаустову.

Семь лет назад рядом была установлена гаубица М-30, переданная району Министерством обороны РФ. До этого была на консервации в воинской части далеко за Уралом.

Есть на территории поселения еще одно памятное место, в Апухтино, где изначально хоронили бойцов, умерших в бою или от ран. О нем уже мало кто знает. В 1976 году состоялось перезахоронение в Борках. Но обелиск остался. Покрашен, вокруг выкошена растительность. За ним ухаживают не только сельская администрация, но и Владимир Печерских, который еще школьником был задействован в поисковой работе.

Декабрьская страшная ночь

7 декабря 1941 года немецкие части, переправившись через Олым, вошли в д. Апухтино. К вечеру, по данным НКВД, в селе было сформировано до батальона живой силы, 150 автомашин и другой боевой техники. Сторожевой пост гитлеровцев расположился в доме жительницы деревни Марии Кабановой. Они почувствовали себя хозяевами, выпив шнапса, легли спать. Оружие сложили в одно место, возле двери.

В то время части 1-й Гвардейской стрелковой дивизии находились в с. Борки, командование решило послать разведку в Апухтино. Мария Федотовна несколько раз выходила на улицу, чтобы найти сына Витю. В голове крутилась мысль, как избавиться от фрицев и помочь нашим войскам. Выйдя на дорогу в очередной раз, увидела в маскировочных халатах наших разведчиков и доложила о положении в деревне и в своем доме. Было решено тихо вынести оружие, тем самым обезоружить фашистов. Три раза, рискуя жизнью, женщина выносила оружие. Схватка была недолгой. Подвиг колхозницы помог ротам капитана А.Н. Кринецкого в ночном бою разбить врага.

Ко мне в руки попала рукописная тетрадь, с первого взгляда можно подумать, школьная. Но эти записи вел Алексей Ефимович Печерских — учитель истории, который в послевоенные годы занимался краеведением, поисковой работой, беседовал с местными жителями — очевидцами войны… Очень ценные сведения хранятся в этой тетрадке. И страшные воспоминания…

Люди, несмотря на пережитое, хорошо помнили основные события той морозной ночи 41-го года.

Носкова Н.И.: «5 декабря 1941 года наши бойцы взорвали мост через ручей Кургановка. После обеда со стороны д. Князево и села Казинка в нашу деревню начали входить фашистские войска. За их движением наблюдали двое наших разведчиков, одна из них — девушка, которая попросила переодеться в гражданское. Потом они пошли к ручью. Вскоре вернулись. Девушка сказала: «Не горюй, мамаша. Мы им всыплем». Я с 4 детьми ушла на ночь в подвал. Немцы до Гундоревки (часть деревни) не дошли. В 12-м часу ночи поднялась стрельба… Наши бойцы смогли выбить врага из деревни».

Петрушина Прасковья Тимофеевна: «В дом вошли трое гитлеровцев и финн. Один из них ударил меня прикладом и продолжил избивать ногами. Отобрали продукты, грозились застрелить. Потом загнали в подсобку, где я пробыла до прихода наших. Ни одному фашисту, пришедшему в мой дом, не удалось уйти. В  нашем селе их было очень много уничтожено. Хорошо действовали пулеметчики. Жалко, что мой дом был сожжен фашистами».

Пелагея Филатова: «С фронта по инвалидности пришел мой муж Иван, он участвовал в боях под Смоленском. У меня было 5 детей, двое больных. К вечеру 5 декабря 1941 года в дом ворвались фашисты, во дворе поставили два больших пулемета. В доме все перевернули кверху дном. На ночлег остановились 6 человек. Меня с малыми детьми загнали под койку. Сами, двое, легли на нее. Больного мужа загнали под печь. У окна поставили патрульного. Часов в 11-12 вечера послышались выстрелы. В этот момент через окно полетели гранаты… Что-то тяжелое придавило меня с детьми под койкой. Затем стихло, в хате стоял мрак. Вдруг мы услышали русскую речь. Я была ранена в лицо».

Алешин Алексей Яковлевич (1926 г.р.): «Мне хорошо известно, что перед приходом фашистов наши бойцы взорвали мост через ручей. 5 декабря к мосту подъехала легковая машина с немецкими офицерами. Постояли около ручья и уехали. Сказали, что все равно перейдут. К вечеру в деревню ворвались фашисты. В наш дом пришли 6, привели 6 лошадей. Вели себя безобразно. Пьяный финн  разделся догола, стал заставлять стирать перепачканное нижнее белье. Мать отказывалась, он сильно ее ударил. Я за мать ударил вельком фашиста и убежал. Часов в 10 вечера пришел к соседу Кириллу. Ночью наши пошли в наступление. Перед боем я видел двух советских разведчиков, одна из них — девушка. Наша хата сгорела вместе с немцами. В колхозном саду стоял пулемет, пулеметчик был ранен и умер, похоронен в Гундоевке в могиле с 8 другими бойцами… В 1942 году на горе Чекист при рытье окопов были убиты разрывом снаряда два советских бойца».

Аксинья Васильевна Мосина: «5 декабря 1941 года в деревню вошли немецкие войска. Ко мне на квартиру поселились 7 человек, по всей видимости, начальство. Напротив дома остановилась кухня, на погребе — пулемет. Подъехало много подвод, набитых оружием. Меня с 5 детьми немцы загнали на печку. Они требовали рассказать, где пан (муж), требовали продукты. Один фашист ударил меня. В дом то и дело входили немцы, им отдавали приказания, они быстро уходили. В полночь послышалась стрельба, шум, отсветы пламени и русская речь. Наша хата была окружена советскими солдатами. Фашисты начали бить по нашим из хаты. Я пыталась выйти, но меня не выпустили. Один немец уже сидел у печки… убитый. Видя, что немцы не сдаются, наш офицер пытался ворваться в хату, но был ранен в живот. Фашист его добил. Наши солдаты начали бросать гранаты в хату. Тут уже был сущий ад. Противник не прекратил сопротивление, а замаскировал заднее окно подушками, они расстреливали в упор перебегающих наших солдат. Очередной гранатой было убито несколько фрицев, и тут в хату ворвались наши бойцы и уничтожили последних сопротивляющихся гитлеровцев.

Сижу я на печке с детьми, верх на хате сгорел, потолок разрушен, кругом убитые фашисты и павшие наши воины. Не единый осколок, ни одна пуля не поранили никого из моей семьи. Это ли не чудо?»

Кирилл Матвеевич: «Мне было 12 лет, но я хорошо помню события 1941 года. Утром 6 декабря с товарищами пришел в д. Апухтино. Деревня была сожжена, кругом — трупы фашистов, примерно 250. В окопе на Безымянной высоте лежал убитый наш боец. Я нашел патрончик в одежде, где было указано, что боец Дошоданов (фамилию разобрала неточно) Матвей, рожд 1913 г., уроженец Куйбышевской области, что у него есть дочь, сын Николай и жена. Я переписывался с его женой, Матвея похоронили на месте гибели. Знаю, что напротив Петьки Акимова похоронен наш офицер».

Далее следует вывод автора Алексея Печерских: фашистские войска, осуществляя обходной маневр с юга по захвату нашей столицы, в ноябре 1941 года вышли на подступы к нашему району. Сдерживал натиск превосходящих сил противника наши войска героически сражались за каждый метр земли. 5 декабря 1941 года фашистские войска с двух направлений — с. Казинка и деревни Князева — крупными силами захватили д. Апухтино. Начались погромы, грабежи, издевательства над мирным населением. Все продовольствие отняли, жителей выгнали из домов.

Есть в документах описание, где хоронили наших бойцов.

«Среди погибших были пулеметчик из Хутора-Березовского Образцов Егор Иванович, убит около колхозного сада за огородом Марии Кабановой.

Утром 6 декабря враг бросил много самолетов на сожженную деревню, бомбили и обстреливали до обеда. Страшное зрелище представляла деревня: свыше 30 домов было сожжено дотла, уничтожен скот. Многие жители ранены. Сысоева Анна Стефановна, мать 6 детей, была убита фашистами.

Бойцы поклялись, что врагу больше не бывать в деревне, они свое слово сдержали».

«В саду Черниковой Евгении Севостьяновны похоронены 18 человек, на Гундаревке — 9 (между дворами Носковой Зинаиды Павловны), около школы — двое».

«Утром 6 декабря хоронили советских солдат. Около 200 трупов фашистов сбросили в лог».

Печерских задавал вопросы местным жителям. Несколько из них процитирую.

Вы помните лицо советского старшего офицера, узнали бы его по фотографии или если бы он сам приехал? (Печерских показал снимок командира 85 полка майора Н.Д. Козина (в последствие стал генерал-майором, ГСС). — был вопрос Черниковой Евгении Севостьяновне.

— Я бы его сразу узнала. На фото — он.

Вопросы Аксинье Мосиной.

Как отразилась на вашем здоровье та трагичная ночь с невероятными ужасами?

— Я состарилась в течение этой ночи. У меня не болели зубы, но на утро без всякой боли они начали выпадать.

Ваш муж Александр был на фронте, как вы его известили о случившемся, что он ответил.

— Написала письмо на фронт, что пережила и что вся семья была на передовой, а дом наш стал местом боя. Просила мужа отомстить фашистам за все наши муки. Мое письмо муж отдал политработникам, они зачитали его всем бойцам части, в которой он служил.

А знаете, после прочитанных воспоминаний, мне захотелось, чтобы в Борковском поселении появились улицы им. Мосиной, Кабановой, Борисовой, тогда мы хоть как-то сможем компенсировать пережитое этими людьми, у жителей они всегда будут на слуху.

В Борках, как и в других селах, в 1970-е годы активно велась поисково-патриотическая работа среди школьников. Они писали письма родственникам, погибших на территории района. Часть писем сохранилась, но об этом расскажу в следующей части, посвященной Борковскому поселению.

 

Комментарии

Оставить комментарий

В «Словаре русского языка» С.И. Ожегова написано, что памятник — это объект, составляющий часть культурного достояния страны, народа, человечества». Есть такое достояние и на территории д. Кургано-Головино (местные называют ее Юшково). По одной из версий, памятник был сооружён после Великой Отечественной войны в 1947 году в центре кладбища (перед входом нынешнего мемориала). По другой версии памятник появился после смерти И.В. Сталина, то есть где-то в середине 1950-х годов.

Какие сложные функции несёт в себе слово «время»! Оно уводит нас в прошлое через неизвестное, через непредвиденные события, сложные перипетии, словно тропинка вдоль горного обрыва или ночное путешествие в метельной степи. Но дорога всегда покорится, когда знаешь на что идёшь, знаешь цель. Только вот завораживает и заставляет сердце биться по-особому случайная встреча, поэтому и ценится дороже.

Так называется масштабный просветительский проект, направленный на сохранение исторической памяти о трагедии мирного населения, жертв военных преступлений нацистов и их пособников. 19 апреля в рамках проведения Всероссийской акции «Единый день действий в память о геноциде советского народа нацистами и их пособниками в ходе ВОв» в д. Никольское состоялся митинг. У памятника Марии Ефремовой и ее пятерым детям, расстрелянных фашистами в период оккупации, собрались жители деревни, представители органов власти и общественных организаций, школьники.

В 400-летней истории села Борки было много трагедий, разрушений и несчастий, но самая страшная беда пришла в 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, принесшая нечеловеческие страдания всему советскому народу.

Все новости рубрики Краеведение